Жвачка из битуума. Почти невыдуманная история о детской ревности

Жвачка из битума

 

Университетская база отдыха. У футбольного поля, за кустами лужа битума. Черная застывшая масса нагревается на солнце и становится тягучей, как жвачка. Мы собираемся возле лужи, отрываем кусочки вязкой липучки, мнем в руках. В маленькой каморке за клубом — магазин. Там можно купить настоящую жвачку — «Турбо», «Бумер», «Лав из». У меня в кармане как раз обертка от «Турбо». И мне в голову приходит идея шалости: придать куску битума форму жвачки, завернуть в пустую обертку от «турбо». И подарить кому-нибудь. А потом посмотреть, как он будет разворачивать. Но кому же? Я точно знаю, кому.

В столовой столики закреплены за семьями. За соседним с нами сидят муж с женой и их малыш Ванечка. Мои родители с ними охотно, с нескрываемым удовольствием общаются. Малышу где-то год-полтора. Он крошечный по сравнению с нами — большими детьми. Милый такой, сладкий — еще не умеет говорить и едва ходит. Голубые глазки, светлые растрепанные волосы. Всегда одет во все чистенькое. Мама и папа сдувают с него пылинки, носят на ручках, кормят с ложечки и поят из симпатичной бутылочки. И мне он тоже нравится.

Мои мама и бабушка умиляются, глядя на малыша. Сюсюкают с ним и нахваливают его. И тогда мне становится противно.

 

Для меня все по-другому. Я «взрослая». Я уверена в том, что моего младшего брата любят просто так. Иногда даже вопреки его шалостям. Мне же необходимо оправдывать ожидания, соответствовать возрасту. Выполнять поручения. Показывать пример.

Протягиваю Ванечке «жвачку». Он берет доверчиво, с открытой улыбкой. И его мама улыбается и говорит мне: «Спасибо!» И мне становится так гадко внутри. Меня первый раз пронзает мысль: «А что, если съест?»

 

К счастью, его мама говорит, что малышу такое еще нельзя. А я признаюсь своей, что это «муляж», и мне хочется провалиться под землю от стыда.

— Как ты могла это сделать? А если бы съел?

Чувствую, мне грозит взбучка. Но, главное, малыш в безопасности, эта мысль дарит облегчение.

 

Расплата последует. Забудут об этой истории родители, мои и ванечкины. А я еще долго буду помнить и испытывать угрызения совести. Ну почему я не могу быть просто хорошей девочкой?

«Просто?» — думаю я теперь.

Вспоминать об этой истории мне и теперь тяжело.

А что бы я сказала, если мой ребенок так бы поступил? Если бы ко мне, как к психологу, привели такого ребенка?

 

Теперь я знаю, что за такими поступками стоит дефицит. Внимания, любви. Не объективной любви родителей, о которой они молчат, чтобы тебя «не испортить». Любви в той форме, в которой это сейчас нужно ребенку.

Именно в условиях такого дефицита зарождается ревность. Колкое, ядовитое чувство, отравляющее душу. Как будто кто-то невидимый и злой сидит у тебя на плече и нашептывает: «Смотри как его любят, а тебя — нет!»

 

Я встаю на сторону этой девочки, становлюсь ее адвокатом:

— Тебе стыдно за то, что ты сделала.

— Да.

— И ты не знаешь, почему так поступила, что на тебя нашло.

— Да.

— Ты жалеешь, что это сделала.

— Да. (Плачет, обнимает меня.) Прости!

— Прощения надо просить не у меня. Но не беспокойся, я уже за тебя извинилась. Знаешь, почему ты так поступила? Я думаю что ты почувствовала то, что называется «ревность».

— Что это?

— Это такое чувство, когда ты сомневаешься, что тебя любят. И тебе от этого очень грустно. И тебе кажется, что кто-то забрал любовь и внимание, которые были твои. И ты злишься на него за это. И обижаешься.

— Да, кажется, у меня — ревность.

— Тебе тоже иногда хочется побыть малышкой, да?

— Мхм.

— Иди, я тебя возьму на ручки! То, что ты сделала, не хорошо. Но я точно знаю, что ты — хорошая. Я тебя люблю.

 

Будем на связи!

 

Подпишитесь на мою рассылку. Я присылаю дайджест с новостями блога: новыми публикациями, моими текущими проектами - вебинарами, онлайн курсами, прямыми эфирами. Письма приходят не чаще раза в месяц.

Здесь, на сайте, я выкладываю длинные статьи. Подписывайтесь на мой инстаграм, чтобы читать мои небольшие заметки и участвовать в обсуждении в комментариях.