Заметки летней мамы. В погоне за детскими развлечениями

Читать первую заметку о моей дачной меланхолии. 

Дети радостно прыгнули в машину. Дождливый день. Едем в развлекательный центр — у меня бесплатные флаеры.

 

Договариваюсь со старшей о месте для встречи и где можно играть, а куда не выходить. Слежу за младшим в основном. Прохожу сквозь яркие цвета и мигающие лампочки. Панорамный вид на Неву и трассу на набережной, за ней — телебашня. Тут столики ресторана. Вокруг мамские разговоры. У меня от них вянут уши. Умиротворяющему виду из окна контрастирует детский ор вокруг. Несколько детей празднуют дни рождений. Та еще геопатогенная зона.
У меня в сумке гроссбух с ежедневником и листами для записи. Так и не достала его ни разу.

 

Заказываю детям пиццу и гречку себе.

 

Потеряла сына. Бегаю — ищу. Вижу: в уголке сидит с кусочком сахара — стянул и притаился — ест втихаря. Как отобрать?
Пришел потом ко мне просить отмыть липкие ручки, и остатки сахара сдал покорно.

 

Зову дочку:
— Слушай, ну пошли, пиццу уже принесли!
Она не реагирует.
— Пойдем скорей, остынет!
Нет ответа. Не оторваться ей от игры. Хочу сказать порезче. Но смотрю, а она похожа на греческую статую. Только язычок высунут. Молчу, любуюсь.

Бегаю между детьми. Посадить на паровозик, отвести в планетарий.

 

Сынок сидит в бассейне с шариками. Протягивает взрослой незнакомой девочке:

—Дизи! («Держи» значит.) 

 

Три часа там пробыли.
Дети перевозбудились, конечно. Мне теперь предстоит долгое их укладывание.
Покупаю им по шарику и домой. В машине поныть после такого вечера — обязательная программа. Я знаю, что так будет, и поэтому отношусь спокойно, если не сказать апатично, даже не помню, кто о чем ныл.

 

Город промыт дождем.